«Нужна основательная чистка милицейских рядов»

07 февраля 2011 г.


После новогодних каникул в России продолжилась борьба с коррупцией. На вопросы читателей «Росбалта» о том, будут ли антикоррупционные меры эффективными, и сможет ли вновь создаваемая полиция бороться со «злом номер один», отвечает депутат Госдумы, член Комиссии по законодательному обеспечению противодействия коррупции Александр Куликов.


- Является ли принятие закона о полиции фактом борьбы с коррупцией?

А.К.: Не буду говорить о политической мотивированности в поспешном, непродуманном преобразовании российской милиции в полицию. Это тема отдельного разговора. Важно то, что принятие Госдумой закона «О полиции» нельзя расценивать как непосредственный факт борьбы с коррупцией.

Это одна из многих мер для противодействия коррупции, требующего системы государственных решений и мероприятий, в том числе и принципиальное изменение качества правоохранительных органов, частью которых является полиция.

Принятие данного закона может способствовать усилению борьбы в этом направлении, если удастся, как заявило руководство страны и МВД РФ, в 2011-2012 годах создать в рамках реформы министерства внутренних дел действительно эффективный новый силовой, правоохранительный институт - полицию. Однако последние обсуждения на пленарных заседаниях в Думе, на совещаниях в Комитете по безопасности показали, что у многих депутатов, прежде всего фракции КПРФ, таких «шапкозакидательских» настроений нет. Вызывает тревогу отсутствие полноценной системы мер социальной поддержки работников полиции, включая денежное содержание и предоставление жилья. Без этого не будет притока образованных, культурных, профессионально подготовленных граждан в полицию.

Закон не предусматривает реальное вовлечение общества, депутатов всех уровней в процесс подбора и контроля за кадрами. Одними декларациями и заклинаниями о гласности, о советах общественности при начальнике полиции, об отчетах перед населением здесь не обойтись.

Нас волнует необоснованное расширение правомочий работников полиции по ограничению конституционных прав граждан, по применению спецсредств практически против всех нарушителей административного кодекса, так следует из буквы соответствующей нормы закона. Одним словом, подобных «правовых» новелл очень много в этом законе, что, по моему мнению, делает его и неэффективным с точки зрения борьбы с преступностью и коррупцией, да и просто опасным для наших граждан. Возвращаясь к началу разговора, следует иметь в виду, что борьба с коррупционной преступностью осуществляется на основе законодательной базы, которая создана в России к настоящему времени. А эта база пока явно не соответствует чрезвычайно опасным масштабам коррупции, охватившей практически все сферы жизни общества, практически все ветви власти, включая судебную, правоохранительные органы.

Сергей:Может быть, нужно сделать с милицией так, как сделали в Грузии – полностью поменять весь состав полиции?

А.К.: Как вариант возможно, но для этого нужно политическое решение президента страны. Но надо ли это делать? Отнюдь не вся милиция погрязла в коррупции. Кроме того, следует учесть и нынешнюю криминальную ситуацию в России. Преступность не падает, как нам говорят официальные статисты, а растет. Причем и по тяжким преступлениям, и по убийствам. Давайте-ка на часик уберем всю милицию с улиц, с дорог, отправим их всех домой! Что будет с нами? Преступный мир отреагировал в 2010 году мгновенным ростом преступлений в общественных местах и на улицах многих регионов страны, как только руководством государства было принято решение о сокращении милиции на 22%.

Недавняя трагедия в аэропорту «Домодедово», как ныне говорят, обусловлена провалом спецслужб, милиции в обеспечении охраны безопасности людей в залах аэропорта. Но, правда и в том, что во многом эта драма - следствие волюнтаристских (мнение специалистов не принималось во внимание) решений высших руководителей страны и МВД РФ о сокращении линейных подразделений милиции на транспорте, которое, к сожалению, затронуло и этот аэропорт. Но отвечать в современной России за управленческую глупость, преступную самонадеянность, как вы знаете, не принято. И последнее, на кого будем менять уволенных? Где эти полмиллиона готовых кадров для борьбы с организованными преступными группировками, мафиозными кланами, коррупционерами всех мастей? Что сделало государство для привлекательности службы в милиции? Ответа пока нет и в новом законе. Так что не будем торопиться отличиться перед всей планетой. Слишком велика Россия для подобных решений в отличие от Грузии. Слишком высока и горька цена подобных реформаций для нашего народа!

Костин Александр:А почему не хотят «пускать по миру» всю родню коррупционера до седьмого колена? Не гуманно? Вот пусть вся родня и напоминает с утра своему властью наделенному родственнику о том, что коррупция чревата.

А.К.:Разделяю ваш праведный гнев, но практику коллективной ответственности мы уже проходили и помним, к чему это привело. Да и на дворе, все-таки, XXI век. По-моему, каждый должен отвечать персонально конкретно за содеянное. Кроме того, наше законодательство допускает применение конфискации имущества, добытого преступным путем, находящегося у иных лиц, в том числе и любых родственников. Поможет этому и наша поправка в антикоррупционный закон, касающаяся расширения числа родственников чиновника, обязанных декларировать свои доходы и имущество.

Неравнодушный:Милиция, плавно переходящая в полицию, не сможет бороться сама с собой. Это очевидно. Но если принять жесткий закон о лишении права пенсии, конфискации: не только собственного незаконно нажитого, но и у всей родни, то мне кажется, что эффект будет. Почему же Дума никак не решится на принятие такого закона? Кстати, этот закон желательно применить к чиновникам всех мастей: тогда и будет толк.

А.К.: Законы об ответственности чиновников, должностных лиц, а к ним относятся работники милиции-полиции, у нас есть. В одном Уголовном кодексе таких статей более десятка, на все случаи жизни. Другой вопрос, почему они применяются лишь в период объявленных президентом кампаний по очередной чистке кадров? Деятельность Следственного Комитета РФ тому пример: назначен новый деятельный руководитель, как вся следственная машина зашевелилась в борьбе с коррупционерами. Однако это лишь временно. Чтобы государственная машина и все ее инструменты заработали в интересах народа, жизненно необходимо восстановить конституционный контроль парламента России, общественных институтов за исполнительной властью, за правоохранительными органами. Перераспределить ряд полномочий президента по назначению первых лиц силовых структур, правительства РФ в сферу Государственной думы РФ. Можно вести речь и о других принципиальных полномочиях, но должно быть ясно одно: все это требует пересмотра действующей Конституции РФ. Без этого развития общества, избавления от произвола власти и коррупции не будет. Свобода от беззакония невозможна без изменения Конституции.

Александр Владимирович: Не кажется ли вам, что критерием оценки деятельности правоохранительных органов, должна быть, только общественная оценка населения проживающего на этой территории?

А.К.: Не совсем согласен. Оценка общества деятельности правоохранительных органов, несомненно, крайне важна и ее надо обязательно учитывать. Но правоохранительные органы выполняют ряд специфических функций, эффективность исполнения которых могут оценить только специалисты.

Александр:Почему нельзя ввести в систему антикоррупционных мер поощрение за сообщение о факте предложения взятки, конечно, при наличии доказательств? Например, тому, кому предложили взятку (и этот факт доказан) - премия в размере 100% предложенной взятки. А с предложившего взятку - штраф в размере 200% той же взятки, плюс уголовная ответственность.

А.К.: Резон в ваших предложениях есть, тем более, что по новым изменениям в законодательство чиновники, должностные лица, в частности и полицейские, обязаны сообщить о каждом случае попытки склонения их кем-либо к коррупционной деятельности. Но использовать эти меры следует крайне осторожно, памятуя, что доносительство может быть орудием сведения счетов.

Александр Николаевич: Имеет ли намерение комиссия по законодательному обеспечению противодействия коррупции инициировать перед Госдумой вопрос о возвращении избранности губернаторов регионов и судей всех уровней?

А.К.:Такое намерение комиссия не высказывала. Думаю, что она и не поддержит это предложение, т. к. в ее составе больше половины члены фракции «Единая Россия», которой чужды подобные мысли. В этом мы неоднократно убеждались при соответствующих обсуждениях (а коммунисты не один раз вносили аналогичные предложения) и голосованиях на пленарных заседаниях в ГД. Еще раз подчеркну, что предложение верное и по причинам, о которых я говорил ранее, и как антикоррупционный инструмент.

Николай: Для борьбы с коррупцией - общественное мнение это первое, что необходимо сформировать. Что в этом плане планируется сделать?

А.К.: Формирование неприятия любых коррупционных проявлений для общества крайне важно. Фракция КПРФ последовательно выступает за расширение прав институтов гражданского общества, возможностей парламентского контроля над деятельностью чиновников всех эшелонов. С такими инициативами мы регулярно выступаем, но нас, к сожалению, не слышат.

Константин Дубовиков: Как Вы отнеслись бы к закону, в соответствии с которым депутат (госслужащий) не имеет права иметь банковские вклады в зарубежных банках? Почему наша Дума в течении двадцати лет так и не приняла закон о конфискации имущества у чиновников за экономические преступления и коррупцию?

А.К.: Что касается банковских вкладов за пределами России, то каждый гражданин вправе распорядиться своими денежными средствами по своему усмотрению, если, конечно, эти средства заработаны честно. Возможности конфискации активов чиновников, уличенных в коррупции и совершении экономических преступлений, надо расширять. Хотя было бы неправильным утверждать, что и нынешний уголовный закон не имеет подобных норм.

Одним из основополагающих принципов Конвенции ООН против коррупции, аналогичных документов Совета Европы, является поиск и возврат имущества, незаконно полученного или присвоенного в результате коррупционных сделок или действий. С этим у нас проблема и здесь мы опять упираемся в необходимость принятия ст. 20 уже упоминавшейся Конвенции ООН. По самым скромным подсчетам, а они разные, из страны вывезено порядка $800 млрд. Вопрос о принятии дополнительных мер, касающихся более эффективного использования механизма конфискации, прозрачности доходов чиновников, целиком зависит от политической воли руководителей государства и депутатов партии власти. Пока такой воли не видно, наоборот, началась очередная гуманизация экономических преступлений.

Евгений: У коррупции только местные - национальные корни, или она «подпитывается» внешними глобальными игроками?

А.К.: Коррупция – не национальное изобретение России. Она существует столько, сколько существует человечество. Ныне коррупция приобрела транснациональный характер и этим все сказано. Вспомните коррупционный скандал с Daimler. Поэтому и борьба с коррупцией должна вестись на международном уровне, с учетом опыта других стран. Вместе с тем, есть и местные особенности, наши, стимулирующие рост и распространение коррупции. Главные из них: действующая политическая система, в основе которой абсолютизм президентской власти, бесконтрольность исполнительной власти и фактический монополизм одной партии.

Все это на фоне бесправия парламента, зависимого, политически ангажированного судопроизводства, декоративного местного самоуправления, барахтающихся в тисках несвободы гражданских, общественных институтов, изуродованной законами Единой России избирательной системы и куцых избирательных прав граждан, помноженное на дикое социальное неравенство, гигантское (до 42 раз по отдельным регионам) расслоение на богатых (всего около трех миллионов) и бедных (до 70 млн.). Победитькоррупцию в России, загнать ее в подполье можно лишь решив проблемы политического, экономического и социального характера большинства нашего народа, его титульной нации.

Евгения: Хотелось бы обязать чиновников декларировать свои расходы и покупки, в том числе недвижимость за рубежом. И о наличии второго гражданства также должно быть известно в госорганах или его необходимо запретить. Принимаются ли какие-либо меры по этим вопросам?

А.К.: Согласен с вами. Фракция КПРФ постоянно поднимает вопросы о необходимости декларировании не только доходов, но и расходов чиновников, в том числе о наличии недвижимости за рубежом. Нас не слышали многие годы. Теперь, видимо, допекло: достаточно посмотреть на выступления президента Медведева на эту тему. Определенные подвижки пошли в части декларирования доходов и имущества должностным лицом, его (ее) женой (супругом), несовершеннолетними детьми. Вместе с тем очевидно, что для махровой российской бюрократии, научившейся за двадцать лет безнаказанных хищений и мздоимства самым изощренным способам укрывательства незаконно нажитого, эта мера как мертвому припарка. Проблема настолько застаревшая, что мало ее только признать. Нужны решительные и беспощадные решения, невзирая на должности и статус лиц. Что касается двойного гражданства, то мое глубокое убеждение - второе гражданство для государственного чиновника недопустимо.

Алексей: Уважаемый Александр! Мне не понятно: почему никак не введут законодательную норму конфискации имущества в случае доказанности факта коррупции?

А.К.:Уважаемый Алексей! За преступления коррупционной направленности и иные (всего более 40 статей УК РФ) с 2007 года предусмотрена конфискация имущества. В их числе – деньги, ценности, иное имущество, полученное в результате совершения преступления. Кроме того, предусмотрена конфискация и иных доходов от использования этого имущества. Поэтому, институт конфискации, можно говорить, частично восстановлен законодателем. Этот механизм конфискации соответствует международным обязательствам России.

Нестеров Вадим Михайлович: Как бороться полиции с  коррупцией, если значительная часть этой полиции сама коррумпирована? Они настолько хорошо знают все законы, что успешно действуют через подставных лиц и т.д. Как быть с такими моментами, как в Думе собираются бороться с этим законодательно? Спасибо.

Сергей Савченков:Когда в повседневную практику войдет обязательная и регулярная проверка сотрудников правоохранительных органов на детекторе лжи?

А.К.:Пути и методы борьбы с коррупцией, в том числе и в силовых ведомствах, давно известны. Надо только желание и стремление их применять. Что касается полиции – милиции, то в первую очередь необходима основательная чистка их рядов от запятнавших себя лиц. Пока нередко наблюдается обратная тенденция - освобождаются от честных и преданных своему делу работники. Поэтому-то мы и настаиваем, чтобы общество, депутаты реально могли влиять на подбор кадров в МВД, в милицию-полицию. Часть из них можно было бы ввести в состав аттестационных, кадровых комиссий горрайорганов внутренних дел. Конечно, нужен и научно обоснованный профессиональный отбор кадров. Необходимые методики есть как у нас, так и за рубежом. 24 декабря прошлого года группой депутатов внесен на рассмотрение долгожданный (почти десять лет, как мы не могли его принять) проект закона о полиграфе, принятие которого позволит решать проблему на более качественном уровне отбора и проверки лиц, поступающих или находящихся на службе в правоохранительных органах. Отрадно, что в этом принимали участие депутаты от всех фракций Государственной думы.

Артур: Имеет ли смысл ввести дифференцированную ответственность за совершенное коррупционное преступление в зависимости от структуры, в которой работает коррупционер? Допустим, если преступление совершено сотрудником правоохранительных органов, ФСБ, судебных органов, то сразу включать «коэффициент 2», который множится на предусмотренный срок наказания?

А.К.:Что касается предложения ввести дифференцированную ответственность за коррупционные преступления в зависимости от ведомственной принадлежности совершающих их лиц, то в этом нет необходимости. Перед законом все должны быть равны. Кроме того, для подобной категории лиц существует квалифицирующий признак – совершение преступления с использованием служебного положения, который значительно повышает планку санкции.

ИА «Росбалт»

2 февраля 2011 г.

Распечатать страницу