Слова, которых мы так долго ждали

04 октября 2011 г.
Важнейшим политическим событием в нашей стране стал XII съезд всероссийской политической партии «Единая Россия»

 

Итоги съезда широко обсуждаются в российской и зарубежной прессе. Информация о  том, что Владимир Путин будет баллотироваться на президентских выборах в 2012 году, стала новостью №1 и вызвала яростное неприятие в рядах оппозиции. 
У читателей «Самарской Газеты» есть возможность узнать о партийном форуме из первых уст: на наши вопросы согласился ответить делегат съезда, депутат Государственной Думы Александр Хинштейн. 
- Александр Евсеевич, объясните, пожалуйста, что происходит? Мы же не считаем, что оппозиционеры люди нездоровые и выбирают лидеров по принципу «лысый он или мускулистый?» Как люди вменяемые, наши оппозиционеры все-таки в первую очередь должны смотреть на программу кандидата. Что их так возмущает в программной речи Путина? Первое положение: «Страна живет, когда работают заводы». Это же у нас на Безымянке лозунгами на растяжках вешать можно... 
- Я полагаю, что если мы говорим об оппозиции, именно о ее восприятии и программного выступления Путина, и работы «Единой России» в целом, то эта критичность не носит характера какого-то осмысленного. 
Нет, они не сумасшедшие. Просто российская оппозиция уже давно занимает позицию малоконструктивную. Причем внутри самой оппозиции есть здравые люди, со здравыми взглядами, с кем-то я нахожусь даже в нормальных человеческих отношениях. Но они исповедуют принцип - «все, что делается властью, - плохо по определению». 
Что не нравится оппозиционерам в программе Путина? Я полагаю, их претензии обращены не к конкретным предложениям, а лишь к тому, что Путин собрался снова идти в президенты. Вряд ли хоть один здоровый человек будет выступать против строительства ежегодно тысячи школ и тотального капремонта уже существующих, новых детсадов и повышения пенсий. Против списания налоговых задолженностей, введения налога на богатство... и выплате подъемных молодым специалистам на селе. 
- Чтобы рост тарифов был не больше инфляции, а работа ЖКХ жестко контролировалась. 
- Можно еще долго продолжать: чтобы восемь триллионов рублей пошло на строительство дорог - цифра в истории страны беспрецедентная. Чтобы молодым специалистам, уезжающим в село, платился миллион подъемных. Чтобы на федеральных землях строились льготные кооперативы для учителей. Против всего этого не может выступать и протестовать ни один человек. Если вы посмотрите на выступления оппозиции и ее лидеров (причем как оппозиции маргинальной, так и либеральной), то вы увидите, что их риторика никоим образом не обращена к конкретным предложениям Путина. Они не дискутируют с Путиным по сути, они не дискутируют с ним по конструктивной части. Они же не говорят «давайте эти восемь триллионов направим не на дороги, а вложим в нефтехимическую отрасль и через 15 лет начнем получать суперприбыль». 
- И, что интересно, не требуют, чтобы Путин ни в коем случае не выделял землю под кооперативные дома для бюджетников. Они даже не возражают против налога на роскошь! Более того, посмотрите прессу: о программе, о важнейших предложениях не говорит никто. Обсуждают только рокировку. 
- Да. Потому что это всем понятно. Но это именно политика. А все остальное, о чем говорил Путин - что сделано и что должно быть сделано, это уже не политика, а повседневная работа, государственное управление. И эта позиция - свидетельство того, что для оппозиции политическая оболочка является самой главной. 
- Разговоры о кооперативах, о медицинском обслуживании для людей на самом деле значительно важнее того, что сейчас так горячо обсуждается в прессе: почему сняли Кудрина и прочее. Почему информационная повестка дня практически изменена? Почему главным содержанием и главной новостью стали какие-то увольнения и перестановки, а не программа партии? 
- Это вопрос отдельного и долгого разговора: что изменилось в нашей профессии и каковы ценности сегодняшних СМИ. Несмотря на депутатство я все равно продолжаю оставаться профессиональным журналистом. Для сегодняшней прессы в целом такие вещи представляются более тиражными, чем сухое перечисление триллионов и километров. Это скучно. Большинство издателей исходит из тиражности. Им важно, чтобы их издание читали. Да и потом, мы ведь не контролируем СМИ. Мы не можем повлиять на то, что пишет та же «Самарская Газета» или «Самарское обозрение». 
- Но, простите, это значит, что там должна быть программа Путина, потому что людям интересно, как они будут жить, сколько будут платить за квартиру, как будет расти их зарплата, что будет с безработицей. 
- Это сложная материя. Человеческая память - она коротка. Вот мы обсуждаем сейчас с коллегами, что происходит у нас в Тольятти. По всем социологическим замерам на сегодняшний день там самый низкий процент поддержки «Единой России» в губернии. Как это ни покажется странным. Потому что объем тех денег, которые Путин, Медведев и Артяков закачали в Тольятти, на спасение АвтоВАЗа, на поддержку всего города, - не имеет себе аналогов. Но люди не воспринимают это как подвиг, а как нечто само собой разумеющееся. Они не видят в этом ничего сверхъестественного. Так происходит и здесь. Никого уже не удивляет масса тех социальных проектов, которые реализуются по стране. Читателям это уже неинтересно. Все привыкли, что у нас строятся школы, больницы, стадионы. Что есть материнский капитал, и, кстати, рост рождаемости в Самарской области за прошлый год выше, чем за все последние 20 лет. Хорошо помню, как в послании Федеральному Собранию Путин объявил, что такая программа стартует. Я сидел в зале и думал: «Вот сейчас приеду к себе в округ, представляю, какая реакция будет у избирателей». Потому что до этого на всех встречах мне обязательно задавали вопрос «а почему детское пособие составляет всего 100 рублей?». Так я вам скажу, что эта тема, «100 рублей на ребенка», не отпала и до сих пор. Это при том, что получают теперь сотни тысяч и еще сохраняется 75% оклада во время отпуска матери по уходу за ребенком. 
- То есть «им сколько ни давай - они все недовольны»? 
- Тут надо быть честным: к сожалению, мы бедно живем в богатой стране. И люди это остро понимают и видят. 
- Смотрите, как интересно получается. Выходит наш лидер, Владимир Владимирович Путин, на трибуну съезда и говорит, что скоро у военных будет неплохая зарплата и квартиры, мы займемся перевооружением армии, начнут работать заводы, не будет проблем с детскими садами, будут строиться кооперативы и новые школы... Он перечислил то, что у людей и так когда-то было. Были новые школы, квартиры, дороги, детские сады, работали заводы. 
- Это вы про советское время? 
- Конечно. У людей все это было. И народ в недоумении: «А зачем тогда были эти 20 тяжелейших лет? Во имя чего?» 
- Мы не можем с вами сразу, как на машине времени, перескакивать из одной эпохи в другую. Если бы Путин пришел к власти в 1985-м году, когда началась перестройка, или даже в 91-м, когда разваливали Советский Союз, судьба страны была бы совсем иной. Но он пришел в 2000 году. И у людей ничего такого не было и близко. 
- Но он же, вроде бы, преемник Ельцина? 
- Я нигде не слышал, чтобы он называл себя преемником. 
- Ну как же! Праздновали юбилеи... 
- Это другая история. Ельцин, безусловно, привел Путина к власти. Однако обратите внимание: ведь очень во многих своих публичных выступлениях Путин самым жесточайшим образом критикует то, что происходило в 90-е годы. Он не раз обращался к урокам 1990-х, рисуя их в довольно мрачных тонах. Говорил об олигархии, развале армии, тотальной коррупции, Чечне, сепаратизме. Да, он не произносит фамилию «Ельцин». С точки зрения общечеловеческой и государственной Путин, в моем понимании, делает правильно. Потому что он - один из немногих лидеров в нашей стране (за всю ее историю, по крайней мере с исчезновения монархии), который не поднимается по головам своих предшественников и не зарабатывает себе политические дивиденды, унижая тех, кто был до него. С чего начал Хрущев? С того, что развенчал культ личности Сталина, который сделал его сначала секретарем ЦК Украины, а потом членом Политбюро. 
С чего начинал Горбачев? С того, что начал топтать Брежнева, который привел его к власти, потому что при Брежневе Горбачев стал и секретарем крайкома, а потом секретарем ЦК. С чего начал Ельцин? С того, что он начал уничтожать Горбачева, сделавшего его, в свою очередь, таким же секретарем ЦК, только не по сельскому хозяйству, а по строительству. Эти люди были не созидатели, а разрушители. Их эмоции и их энергия носили характер разрушительный. 
Путин - политик иного плана. Он политик созидательный. Поэтому он попытался, что нетипично для нашей новейшей истории, выстроить некий механизм цивилизованной передачи власти. И когда мы с вами говорим, что людям вернули то, что у них отняли, простите, но для того, чтобы вернуть, это «что-то» нужно сначала найти. 
Вспомним ситуацию, в которой находилась Россия образца 2000 года. Это война в Чечне, которую никто не знал, как остановить. Это тотальное разложение системы государства. Это фактически начавшийся уже парад сепаратизма. Когда на полном серьезе обсуждалась возможность самоопределения и выхода из состава России различных национальных республик, включая Калмыкию. 
- У нас Константин Алексеевич Титов в то время собирался создавать золотой запас Самарской республики. 
- Да, я помню это. А в Екатеринбурге создавали Уральскую республику и выпускали свои деньги, а Татарстан начинал устанавливать прямые дипломатические отношения с другими государствами. Вспомните, это было время, когда государство не платило бюджетникам зарплату. Военные выгоняли танки на улицу, потому что им нечем было кормить семью. Почти 30% населения находилось (даже по официальным данным) за чертой бедности. И объем внешних кредитов страны составлял, если не ошибаюсь, 158 миллиардов. 
- Мы еще забываем, кому в то время принадлежала труба. 
- Поэтому если бы Путин начал свое движение в 91-м году, это была бы другая история страны. Но Путин начал в 2000 году. И эти десять лет ушли на то, чтобы восстановить хотя бы часть того, что было бездумно утрачено за 90-е годы. 
- Это программа с точными целями и ясными сроками. Но там нет Проекта Будущего. Это как разница между лидером и вождем. Вождь ведет. Куда? Где цель? 1000 школ не могут быть целью сами по себе. Даже когда нас подбивали на перестройку, нам рисовали проект будущего. Это был мираж, морок - но какой же он был волшебный и манящий! Русский народ так устроен, и никуда от этого не денешься: нам нужны великие цели и сверхзадачи. Бюргерское счастье для нас мелкое и скучное. Мы сейчас народ без мечты, народ с потухшими глазами. Где Проект Будущего в программе «Единой России»? 
- Из того, что говорил Владимир Владимирович на съезде, из того, что я вижу и наблюдаю, мне представляется достаточно ясной картина будущего страны. Это должна быть страна (и на съезде это звучало!), где главный приоритет - это человек. Это главный, если угодно, национальный проект. Не человек для государства, а государство для человека. Россия должна стать государством свободным, в котором люди живут, не боясь за завтрашний день. Россия должна стать государством стабильности, в котором народ защищен от коррупционеров-чиновников, от бандитов в полицейской форме, от хулиганов на улице, от диких тарифов ЖКХ. Он защищен государством, государство о нем заботится. И сверхзадача - работать на построение именно такого государства. 
И еще один момент. Все мы очень любим ругать власть. Всегда, во все времена, какая бы власть в России ни была, мыслящая, либеральная часть общества всегда находилась в более-менее открытой оппозиции. Всегда держала фигу в кармане. Когда по России на рубеже ХХ века покатилась волна террора и революционеры убивали служителей ненавистного им режима, у тогдашнего общества это не вызывало никакого отторжения. Наоборот, они были героями. До сих пор оправдание Веры Засулич, которая стреляла в губернатора Трепова, считается одной из побед либерализма. Хотя я хотел бы посмотреть на любую европейскую страну (Британию, например, или Францию), где террористка стреляет в губернатора, и ее оправдывает суд присяжных, и все этому аплодируют. 
При этом, ругая власть, никто не задается вопросом: «А ты-то лично что сделал для того, чтобы Россия была лучше?» Вот мы говорим о тотальной коррупции. А эта коррупция из чего складывается? Коррупция - это не только и не столько миллионные откаты и взятки. Бытовая коррупция сегодня имеет куда большие масштабы. И, что самое страшное, - большинству так удобнее.Когда я работал журналистом и ездил в рейды с гаишниками, то много раз видел: каждый второй сам предлагает инспектору «договориться». Удобнее и проще заплатить на месте половину штрафа, чем ехать в сберкассу. 
- Но так ли уж касается коррупция каждого из нас? Где рядовой, среднестатистический самарец видит эту коррупцию? 
- Да везде, на каждом шагу! Человек встает утром и выходит из своей квартиры. И он сталкивается с коррупцией, потому что деньги, выделенные из бюджета на ремонт его дома, не дошли до конца, они похищены на полпути. Вы не упрощайте нашего среднестатистического самарца, он совсем не плохо в этом разбирается. Дальше он садится в машину и едет по разбитой дороге. Она разбита, потому что деньги, которые выделялись на ремонт, разворованы недобросовестными чиновниками и подрядчиками. Дальше его останавливает сотрудник ГАИ, который берет с него 1000 рублей за то, что он проехал со скоростью не 60, а 66 км/ч. А потом ему надо отправить ребенка в детский сад. А в детском саду нет мест, потому что у нас 20 000 самарских малышей стоят в очереди. А средний ребенок у него в школе. И там классный руководитель сказал: «У нас ремонт, поэтому будьте добры, все по 5 000 скиньтесь». И никого не волнует, есть у тебя эти 5 000 рублей или нет. А старший ребенок у него в это время поступает в институт. И чтобы поступить, он должен дать взятку. А теперь мне скажите, это не реальная картина, которую я нарисовал? Нет! Потому что коррупция проникла сегодня во все сферы жизни и управления. Не все берут. Но обстоятельства к этому подталкивают. Раньше нам говорили: «Надо платить хорошую зарплату. Тогда брать не будут». Сегодня у судей хорошая зарплата. Сегодня судья получает до 180 000 рублей. У него пожизненный статус. У нас исчезла коррупция после этого? 
- Что делать? 
- Менять и меняться самим. Рецепт только один: не брать и не давать. 
- Александр Евсеевич, у нас ушла команда Тархова. Я имею в виду не только бывшего мэра, но и его зама Сергея Арсентьева, например. И все спокойно. Все они в полном порядке. Люди же видят, что происходит. 
- Следственный комитет неделю назад вынес очередной отказной материал по действиям Виктора Александровича Тархова. Прокуратура области его отменила. Коррупция сегодня - слишком масштабное явление. Понятно, что эти люди сегодня попросту откупаются. И у них есть чем откупиться, потому что они разворовали город. Но в случае если доверие мне будет оказано и я стану депутатом Государственной Думы от Самарской области, поверьте, я сделаю максимум для того, чтобы те, кто причастен к разворовыванию города, ответили по заслугам. 
...Опыт показывает, что дела подобного рода депутат Хинштейн всегда доводит до конца. Получить такого лоббиста - мечта любого региона. Практически все политики сходятся в одном: это большая удача, что Александр Хинштейн теперь будет баллотироваться в Государственную Думу именно от Самарской области. Да, нам нужна поддержка центра, нам нужны федеральные средства - слишком большие и серьезные задачи поставил Владимир Путин перед страной. Слишком весомые и важные слова прозвучали с трибуны съезда. Мы, честно говоря, давно их заждались. 
ВЫДЕРЖКИ ИЗ РЕЧИ В.В. ПУТИНА НА XII СЪЕЗДЕ ВСЕРОССИЙСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ «ЕДИНАЯ РОССИЯ» 
1. Нужно вновь вернуться к тому, что было совсем недавно, несколько лет назад, до кризиса, и раскрутить маховик экономического развития темпов роста до 6-7% в год, а за следующие пять лет войти в пятерку крупнейших экономик мира - абсолютно реальная задача, причем это должен быть не сырьевой, а качественно иной рост, построенный на инвестициях, передовых технологиях, на повышении эффективности, создании современной индустрии. Как говорится, страна живет, когда работают заводы, но работать они должны на новой технологической базе и в абсолютно новой бизнес-среде. 
2. Доступное жилье - это еще и понятные, и справедливые цены на коммунальные услуги. Мы не должны мириться с тем, что людям «лезут в карман», управляющие и коммунальные компании выставляют необоснованные счета за тепло, свет и воду. Здесь нужно сохранить самый строгий контроль. Сейчас мы приняли очень важное и жесткое решение - ограничили рост тарифов большинства естественных монополий: он не должен превышать по году уровень инфляции... Предлагается установить социальную норму потребления коммунальных ресурсов, в пределах которой цены на «коммуналку» не будут расти выше инфляции. А вот тот, кто расточительно расходует свет или воду или у кого много квартир, тот будет, конечно, платить больше. Это вполне справедливо, да к тому же подтолкнет к бережливости, внедрению новых технологий. 
3. В начале сентября мы выдвинули инициативу специальной ипотеки для молодых учителей с пониженной ставкой и минимальным первоначальным взносом, а также предложили проект «Учительский дом», создание жилищных кооперативов для школьных учителей. Люди поддерживают эту идею, как показали предварительные обсуждения, дискуссии в ходе предварительного голосования. Выступаю за то, чтобы расширить ее масштаб, и считаю, что именно так нам с вами и нужно поступить. Поэтому считаю целесообразным будущей Государственной Думе, правительству решить вопрос о передаче свободных земель, находящихся в федеральной собственности, под кооперативную стройку для всех бюджетников без исключения - для врачей, учителей, преподавателей вузов, работников культуры и социальной сферы. Это будет и правильно, и справедливо. 
4. За ближайшие 10 лет в два раза увеличим объемы дорожного строительства в стране. 
5. Я убежден, каждый работающий человек в России должен получать достойную заработную плату. Рост экономики, повышение производительности труда должны вести к адекватному повышению достатка людей. Вчера на одной из площадок во время открытия съезда мы говорили об этом, хочу повторить еще раз: к концу 2014 года средняя заработная плата в стране должна увеличиться в 1,5 раза и достигнуть порядка 30-32 тыс. рублей. 
6. В ближайшие 5-10 лет мы должны практически полностью перевооружить нашу армию и флот. Будем привлекать к этой работе не только предприятия «оборонки», но и промышленные, инжиниринговые компании из гражданского сектора. И в этом смысле считаю возросший гособоронзаказ одним из важнейших инструментов модернизации как самого ОПК (оборонно-промышленного комплекса), так и всей экономики России. 
7. Налоговая система также должна работать на модернизацию экономики и при этом быть справедливой по сути: одни налоги - для того бизнеса, который исключительно живет за счет природной ренты, только и продает сырье, другие (и они, конечно, должны быть более низкими) - для тех, кто занимается инновациями и производством, строит новые предприятия, открывает новые бизнесы. Это справедливо, потому что здесь и рисков больше. И еще. Если мы говорим о справедливости, социальной справедливости, то налоги для людей с большим достатком, для богатых (а таких у нас становится все больше и больше), - все-таки налоги для таких людей должны быть выше, чем для среднего класса, чем для основной массы граждан, и, прежде всего, за счет налогов на потребление, недвижимость и имущество. 
8. Мы заставили отступить демографический кризис, который грозил самому существованию России. Только вдумайтесь, еще совсем недавно страна теряла по миллиону граждан в год: убыль населения была миллион в год. За 2008-2011 годы в России родилось более 6 млн человек - это самый высокий показатель за последние 20 лет. А средняя продолжительность жизни увеличилась более чем на три года с 2006 года, и это тоже, уверяю вас, очень хороший показатель, если сравнить с другими странами. Уже в 2013 году средняя продолжительность жизни в России должна превысить 70 лет. Это все еще ниже, чем у наших европейских соседей, и нам нужно закрепить позитивные тенденции в демографии, обеспечить постепенный прирост численности населения страны.

«Самарская газета» №183.

Распечатать страницу