Взятки на просвет

04 июня 2012 г.
В России идет работа по созданию единой стратегии противодействия коррупции на Евразийском пространстве.

Эта новость прозвучала на первом Евразийском антикоррупционном форуме, организаторами которого выступили Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ, Государственная Дума и Счетная палата РФ.

На форуме также была высказана идея разработать научно обоснованные международные коррупционные рейтинги: выявлять болевые точки мира будут ученые на основе исследований по специальным методикам. Сможет ли наука победить коррупцию? Об этом "Юридической неделе" рассказала директор Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Талия Хабриева.

По данным Генпрокуратуры 312 тысяч фактов коррупции было выявлено правоохранителями в прошлом году.

Российская газета: Многим людям непонятно, как можно так долго обсуждать тему борьбы с коррупцией? Мол, есть же готовые рецепты: расстрел на стадионах, как в Китае. У нас найдется немало сторонников подобных антикоррупционных мер.

Талия Хабриева: Напомню, смертная казнь в России не применяется. Это принципиальный вопрос.

Спецслужба честных правил

РГ:Хорошо, не расстрелы, а пожизненное заключение взяточникам. Чем плохо? Многие считают, что только строгими наказаниями можно победить коррупцию.

Хабриева: Сугубо репрессивный подход малоэффективен, поскольку, во-первых, носит характер борьбы с последствиями, а не с причинами. Во-вторых, "стратегия войны", как правило, вызывает значительное противодействие или саботаж со стороны самих "борцов" с коррупцией и со стороны коррупционеров. Так, действия прокуроров в рамках кампании "Чистые руки" в Италии быстро вызвали яростное сопротивление среди политиков, что впоследствии привело к ее прекращению.

РГ: Тогда что может стать главным направлением борьбы с коррупцией?

Хабриева:Полагаю, что приоритетным вектором развития государственной антикоррупционной политики должна стать превентивная стратегия борьбы с коррупцией. Устранение административных барьеров, антикоррупционная стандартизация в сфере государственной и муниципальной службы, рационализация системы государственных закупок и так далее. Сказанное ни в коем случае не означает, что следует отказываться от применения мер юридической ответственности к лицам, совершающим коррупционные правонарушения, но мировой опыт доказывает, что необходимый социально-экономический эффект достигается в основном за счет превентивных мер.

Взятка по градусу

РГ:На антикоррупционном форуме прозвучала идея разработать научно обоснованные критерии выявления уровня коррупции. Расскажите, в чем суть предложения.

Хабриева:Речь идет о создании международного научного мониторинга проявлений коррупции, направленного на установление истинного уровня коррупции в России и в других государствах мира. Он основывается на междисциплинарном научном подходе, сочетающем методы юридической, экономической, социологической, политологической и других наук. Это позволит учитывать объективные, научно подтвержденные показатели в отличие от некоторых существующих оценок уровня коррупции, методики составления которых не вполне ясны, а порой вызывают сомнения.

РГ: На основе чего вы намерены высчитывать "градус взяточничества"?

Хабриева: В частности, мы предлагаем использовать юридические показатели, раскрывающие уровень развития антикоррупционного законодательства, практики его применения, в том числе в рамках уголовной и иной статистики правоохранительных органов.

Экономические индикаторы помогут в выявлении реальных масштабов коррупционных проявлений и их влияния на общественное развитие. Той же цели будут служить социологические индикаторы, направленные на изучение как минимум трех групп: населения в целом, профессионального юридического и правозащитного сообществ и предпринимателей. Будут использоваться и показатели международных организаций, в частности Всемирного банка, "Трансперенси Интернешнл" и других, что позволит повысить уровень полноты и объективности показателей создаваемого нами Международного научного мониторинга. Уровень коррупции, существующий в той или иной стране, - индекс коррупции, будет рассчитываться по общей сумме всех показателей.

РГ: Получатся масштабные научные исследования... Стоит ли заходить так глубоко? Ведь, кажется, не так уж сложно определить, где больше коррупции, где меньше.

Хабриева: Предлагаемый подход позволит исключить произвольные и необъективные оценки, которые могут искажать истинное положение дел. В качестве примера в средствах массовой информации приводят Исландию, которая до кризиса в разных индексах традиционно занимала позиции одной из самых благополучных стран. И только кризис вскрыл целый пласт различных коррупционных явлений и схем.

РГ: Зачем нужны подобные рейтинги? Разве взяточники перестанут брать ради повышения в топе честности?

Хабриева: Научно обоснованный мониторинг способен вовремя выявлять коррупционные риски и их масштабность, а также сбои в правоприменительной практике, открывающие возможности для проявлений коррупции. Отмечу еще одно отличие. Международный научный мониторинг проявлений коррупции нацелен на определение не только статики, но и динамики развития этого социального явления - ее падение и рост - в сравнении с предшествующим годом, что даст возможность своевременно предпринимать меры по корректировке законодательства и правоприменительной практики.

Безусловно, решение такой масштабной задачи, как создание Международного научного мониторинга проявлений коррупции, без участия зарубежных ученых, специалистов в области противодействия коррупции невозможно. И наш форум, несомненно, поможет в единении наших усилий.

Кстати, его научный потенциал усилила и проводимая в его рамках седьмая Международная школа-практикум молодых ученых-юристов

Кодекс чести бюрократа

РГ:Какие антикоррупционные вопросы сейчас вызывают наибольшие споры в научной среде?

Хабриева:Таких вопросов немало. На форуме и "круглых столах" школы-практикума обсуждались пределы антикоррупционного вмешательства государства в частную сферу, проблемы введения уголовной ответственности юридических лиц, правовой диагностики коррупционных рисков. Актуальна тема сочетания правовых и неправовых регуляторов в борьбе с коррупцией.

РГ: Неправовые регуляторы? Звучит грозно.

Хабриева: В последние годы в арсенале средств воздействия все более широкое распространение получают этические кодексы государственной и муниципальной службы. Собственные этические кодексы принимают и многие частные структуры. Общепризнано, что они могут усилить действенность мер по противодействию коррупции. Но только при условии, если имеют не абстрактное, а четкое целевое содержание, отражающее особенности их применения; дополняют, а не дублируют и не подменяют правовые нормы. Требуется и уточнение понятийного аппарата, создание новых легальных определений, отражающих современную эволюцию коррупции.

Ключевой вопрос

РГ:Какова концепция первого Евразийского антикоррупционного форума?

Хабриева:Целью Евразийского антикоррупционного форума является консолидация научного сообщества, поиск новых подходов, научных идей, обмен опытом между представителями различных стран, координация научной и учебно-методической деятельности в сфере противодействия коррупции.

РГ: По какому принципу отбирались участники форума?

Хабриева: К работе в форуме привлечены представители научно-правовой элиты и государственных органов ЕврАзЭС и других регионов мира, международных организаций, институтов гражданского общества и объединений бизнеса. Основное требование, которое предъявляется к участнику, - высокий экспертный уровень в вопросах противодействия коррупции. Среди участников нашего форума - председатель Государственной Думы Российской Федерации С.Е. Нарышкин, председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин, председатель Счетной палаты России С.В. Степашин, министр юстиции А.В. Коновалов, первый заместитель Генерального прокурора РФ А.Э. Буксман, руководитель Международной антикоррупционной академии М. Кройтнер, другие видные государственные деятели и ученые.

Кстати, в современном мире расширяется роль региональных интеграционных объединений, таких как Совет Европы, Организация американских государств (ОАГ), Европейский союз, в противодействии коррупции.

РГ (Неделя) N5796 от 31 мая 2012 г.

Распечатать страницу